?

Log in

[sticky post] РЕКВИЗИТЫ!!!


03Оказать помощь можно, перечислив любую сумму на наши счета следующими способами:

НА телефон БиЛайн: 8-903-146-12-84

Кошелёк «Яндекс-Деньги»: 41001587899147

WebMoney (Рубли РФ): R178843840875

WebMoney (Доллары США $): Z300126069565

WebMoney (Евро ): E467694589756

QIWI: 37377853421

В Агропромбанке:   получатель – Федотова Галина Николаевна

                                 Счет в рублях ПМР 2226160000221509

Счет в долларах США 2226168400217971

Номер карты «Радуга» в рублях ПМР и долларах США 9001 1602 0008 1070 5 – получатель Шемянский Евгений Николаевич

В Приднестровском Сбербанке: В рублях ПМР р/с № 2221290008416088 – получатель Шемянский Валерий Николаевич

Переводы в системе быстрых денежных переводов: Migom, Contact, Anelik, Лидер, Золотая корона на имя Федотова Галина Николаевна, 27 ноября 1976 года рождения, Молдова (Приднестровье), город Тирасполь, переулок Энгельса, дом 15, квартира 40.

КОД ПЕРЕВОДА, а также ФАМИЛИЮ, ИМЯ отправителя и ГОРОД, из которого были высланы деньги, обязательно нужно прислать на е-майл galyusha@inbox.ru или сообщить по телефону: по Приднестровью 0 778 534 21, для звонков из-за рубежа +373-778-534-21.

Карта «Master Card» 5310 7394 0145 7566 на имя GALINA FEDOTOVA, выдана банком «УралСиб»

РЕКВИЗИТЫ для переводов из России:

ПЕРЕВОДЫ В ДОЛЛАРАХ США

Банк посредник

Intermediary Institution

JP MORGAN CHASE BANK,

NEW YORK, USA,

SWIFT:CHASUS33

Банк получателя

Account with Institution

SBERBANK MOSCOW, RUSSIA,

SWIFT: SABRRUMM

Получатель

Beneficiary

ZAO AGROPROMBANK, TIRASPOL, MOLDOVA,

ACC. 30111 840 2 00000000630

Назначение платежа /Remittance Information/

FOR SHEMIANSKYI VALERII

ACC № 2226168400153158

__________________________

Банк посредник

Intermediary Institution

DEUTSCHE BANK TRUST COMPANY AMERICAS

NEW YORK, USA

SWIFT:BKTRUS33

Банк получателя

Account with Institution

SBERBANK MOSCOW, RUSSIA,

SWIFT: SABRRUMM

Получатель

Beneficiary

ZAO AGROPROMBANK, TIRASPOL, MOLDOVA,

ACC. 30111 840 2 00000000630

Назначение платежа /Remittance Information/

FOR SHEMIANSKYI VALERII

ACC № 2226168400153158

_____________________________

Банк посредник

Intermediary Institution

THE BANK OF NEW YORK MELLON

NEW YORK, USA,

SWIFT: IRVTUS3N

Банк получателя

Account with Institution

SBERBANK MOSCOW, RUSSIA,

SWIFT: SABRRUMM

Получатель

Beneficiary

ZAO AGROPROMBANK, TIRASPOL, MOLDOVA,

ACC. 30111 840 2 00000000630

Назначение платежа /Remittance Information/

FOR SHEMIANSKYI VALERII

ACC № 2226168400153158

____________________________

Реквизиты ЗАО «АГРОПРОМБАНК» для осуществления переводов в ЕВРО:

Intermediary Institution

Банк-посредник

DEUTSCHE BANK AG, FRANKFURT AM MAIN, GERMANY,

SWIFT: DEUTDEFF

Account with Institution

Банк получателя

SBERBANK MOSCOW, RUSSIA,

SWIFT: SABRRUMM

Beneficiary

Получатель

ZAO AGROPROMBANK, TIRASPOL, MOLDOVA,

ACC.30111978800000000630

Remittance Information /Назначение платежа/

FOR          SHEMIANSKYI VALERII

ACC № 2226169780027967

_______________________

RUB (Российский рубль)

Банк получателя ЗАО АКБ «НОВИКОМБАНК»

МОСКВА

БИК 044583162, ИНН 7706196340

КOP. СЧЕТ 30101810000000000162

Получатель ЗАО АГРОПРОМБАНК

ТИРАСПОЛЬ, МОЛДОВА

ИНН 9909068394

СЧ. 30111810500000000003

СЧ.2226.16.643.0033004

Назначение платежа /Remittance Information/

FOR SHEMIANSKYI VALERII

АСС № 222616643003304

RUB (Российский рубль)

Банк получателя ОАО «СБЕРБАНК РОССИИ»

МОСКВА

БИК 044525225, ИНН 7707083893

КOP. СЧЕТ 30101810400000000225

Получатель ЗАО АГРОПРОМБАНК

ТИРАСПОЛЬ, МОЛДОВА

ИНН 9909068394

СЧ.2226.16.643.0033004

Назначение платежа /Remittance Information/

FOR SHEMIANSKYI VALERII

АСС № 222616643003304

RUB (Российский рубль)

Банк получателя КБ «РУССКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ БАНК» ЗАО

БИК 044583328, ИНН 7750004111

КOP. СЧЕТ 30101810200000000328

Получатель ЗАО АГРОПРОМБАНК

ТИРАСПОЛЬ, МОЛДОВА

ИНН 9909068394

СЧ. 30111810600000006912

СЧ.2226.16.643.0033004

Назначение платежа /Remittance Information/

FOR SHEMIANSKYI VALERII

АСС № 222616643003304

Не помог - убил!

Начался пятый курс химиотерапии, а это значит, что борьба с раком продолжается, несмотря на проблемы и отказы со стороны государства и бизнесменов. Это значит, что надежды таких же больных онкологией не растоптаны какими-либо осложнениями и намёками на проигрыш борьбы за жизнь. Это значит, что мама невольно входит в «список предводителей», которые есть у всех, кто решается на сбор средств, кто решает жить, а не умирать.
Эти «предводители» были и есть у нас тоже, ведь мы не первые, кто хочет победить рак, но мы первые, кто хочет доказать, что пожилые люди тоже желают жить, что они имеют на это полное право. Нам пишут часто те, кто пошёл «за нами» по тропинке жизни, кто встал с колен, прочитав нашу историю, и дал шанс своей матери, своему мужу или просто себе. Значит, наша история появилась не зря, значит, у нас нет выбора – мы должны победить, мама должна жить! И это в Ваших руках – да, именно в Ваших. Я обращаюсь к каждому, кто читает, кто сейчас равнодушно перейдёт на другую страницу сайта или спокойно выключит компьютер. Вы могли бы спасти жизнь! Нет…?
Зря!!!
Кто желает, реквизиты тут:
http://www.odnoklassniki.ru/spasitemamuotraka/topic/62475620005224 ,
http://vk.com/topic-67469708_30020432 , https://www.facebook.com/groups/spasite/permalink/770283756339701/
Министру Здравоохранения ПМР
Скрыпник Татьяне Сергеевне
от Шемянского Валерия Николаевича,
проживающего по адресу:
г. Тирасполь, ул. 9 Января, д. 198, кв. 43

Обращение

Уважаемая Скрыпник Татьяна Сергеевна!

В связи с изменением обстоятельств лечения моей матери Перинской Феодоры Ивановны вынужден снова Вас беспокоить, дабы высказать недовольство медицинскими услугами, предоставляемыми Республиканской Клинической Больницей, а также системой здравоохранения Приднестровской Молдавской Республики, требующей, по моему мнению, кардинальных изменений.
На сегодняшний день, как известно всем представителям медицины, Фолликулярная лимфома является полностью излечимым видом рака, но успех процесса выхода в стабильную и долгосрочную ремиссию напрямую зависит от правильности решений врачей, которые обязаны бороться за жизнь каждого пациента. Однако, на протяжении всего времени лечения моей матери прослеживаются постоянные ошибки всего медицинского  персонала, на которые могу указать даже я, не имея при этом соответствующего образования.
Нельзя не согласиться с тем фактом, что рак не терпит задержек в принятии решений, но даже определение диагноза в нашем случае было произведено поздно: в связи с переломом ноги, Камал Тагиев отказался производить обследования, ссылаясь на то, что они будут иметь искажённый характер, ведь в организме происходит воспалительный процесс. На самом деле, данное высказывание является глупым, но время ушло, что привело к стремительному развитию болезни.
Последующее лечение имело целый ряд ошибок со стороны врачей, которые никак в нашем государстве не наказываются вышестоящим начальством – примером тому может быть наплевательское отношение на состояние пациента: когда мама болела и у неё температура не опускалась ниже 38 градусов Цельсия больше недели, никто не положил её в палату для температурящих, что повлекло за собой длительную задержку в межкурсовом интервале, а значит, был нарушен общий план лечения. Все попытки связаться с врачами приводили лишь к игнорированию проблемы, ведь на диалог и Беженарь Л. Л., и Комаченко О. И. практически не идут, ссылаясь на то, что для пациентов есть исключительно рабочее время, которое почему-то тратится не на работу, а, откровенно говоря, на чаепития.
Такое отношение к пациентам губительно влияет на процесс лечения рака, который можно легко проследить по истории болезни, но и она оформлена неправильно, особенно если судить по выпискам. Например, назначенное в Кишинёве лечение практически никогда не производилось в положенные сроки – задержки достигали месяца, а то и больше. К тому же, приходилось покупать все препараты самостоятельно, включая противоопухолевые, которые имели достаточно высокие цены. Конечно, по своей неопытности мы делали всё, что нам говорили, не сохраняя чеки – именно это позволяет опустить данную тему, потому что доказать можно, но тяжело.
Больше меня беспокоят ошибки, которые допускаются сейчас при лечении моей матери: как и раньше, дозировка лекарств не соответствует положенным цифрам, что никак не объяснялось до тех пор, пока московские врачи ни указали на сей факт. Конечно, в следующей же выписке, в которой, как обычно, нет ссылки на номер истории болезни,  последовало объяснение, но оно было написано исключительно для того, чтобы подстраховать себя. Этот вопрос необходимо обсудить более подробно, ведь назначение гласит, что доза Бендамустина должна быть 90 мг/м2 тела, но перед первым курсом о формулах и расчетах мы не знали, а врачи в Тирасполе ничего даже не собирались высчитывать. Проще говоря, мы просто купили 2 флакона Рибомустина по 100 мг каждый, которые маме и были введены.
Проведя первый курс, Беженарь Л. Л., отказалась поднимать дозу, ссылаясь на то, что 100 мг моя мать перенесла хорошо – зачем же увеличивать? Хочется обратить внимание, что доза бендамустина при лечении Неходжкинских лимфом должна быть 120 мг/м2, но, учитывая состояние мамы, московские врачи назначили дозу, которая меньше номинальной на 25%. При мамином телосложении ей положено по сниженной дозе около 140 мг в 1-й и 2-й дни, а если не снижать, то ближе к 200 мг. То есть, самопроизвольно, боясь нового для себя лекарства, будто грома в древние времена, нашими врачами было решено назначить 50%-ную дозу.
Данная ошибка не может быть оправдана сейчас ничем: состояние матери улучшается, московские профессоры и доценты, осматривая маму, снова требовали увеличения дозы до назначенной, но в Тирасполе на это не обращают никакого внимания – лишь добавили в одной выписке, «чтобы было», некие причины, которые якобы были рассмотрены на каком-то консилиуме.
На сегодняшний день, невзирая на свои решения, профессор из Москвы отказался от сопротивлений и споров и, сняв с себя ответственность, оставил дозировку без изменений.  Грубо говоря, никому не нужно что-то кому-то доказывать, тем более на расстоянии в 1500 километров. Это естественно, что «писанина» и все назначения оказываются пустышкой, ведь в Тирасполе смотрят иначе: если что-то случится в процессе лечения, родственники пациента могут обратиться в Следственный Комитет. Однако, никто не беспокоится, что редукция доз может привести к малой эффективности лечения, что приведёт, в конце концов, к летальному исходу. В таком случае с врачей спроса нет!
Именно поэтому редукция доз у наших врачей является любимым занятием. Стоит просмотреть документацию, которая содержит информацию о прежнем лечении, - и там тоже явно видно, что схема СНОР производилась с редукцией. Наверно, не я должен объяснять, что такие ошибки и приводят к минимальным 10% выхода в ремиссию приднестровских пациентов, что отметила Комаченко О. И. в своём интервью несколько месяцев назад.
Среди ошибок необходимо упомянуть то, что должен знать каждый врач. Прежде всего, нецелесообразность введения калия через периферический катетер, после чего случилось критическое падение давления, но вовремя среагировать на данные побочные действия было просто некому: химиотерапия  должна была производиться только в условиях реанимации – там бы хоть данную ошибку исправили моментально, - но на самом деле от этой затеи наши врачи отказались уже после первого курса..
Реальность же была такова, что кардиолога рядом не было, гематолога тоже – исправляли всё валерианой. Пока кардиолог явился, как-то само прошло – это в больнице нормально, как это вообще можно комментировать? Что было бы, если бы произошла остановка сердца??? Впрочем, развитие флебита тоже не та новость, о которой хотелось бы мечтать.
Наверно, стоит также отметить, что в период развития асцита его явная причина выявлена не была – спихнуть всё на сердечную недостаточность и не придавать асциту должного внимания, я считаю, непрофессионально. На фоне асцита, учитывая ужасно некачественный послеоперационный шов, высока вероятность возникновения грыжи в области белой линии живота. Это и случилось, но грыжа нашими врачами не была выявлена даже после проведения Компьютерной томографии. Почему-то я, не понимающий в медицине «ничего», увидел, что  что-то не так, а техник-рентгенолог ничего не увидел. Мне пришлось отправлять диск в Россию, дабы получить нормальное описание, в котором всё расписано подробно, но более двух тысяч рублей ПМР мы оплатили именно в Тирасполе. Вопрос: за что?
Кстати говоря, уж обследования можно было для нас сделать бесплатными,
тем более, что КТ положено производить каждому больному онкологическим
заболеванием, ведь без проведения рестадирования, о котором в Приднестровье
ничего не знают, отслеживать эффективность лечения невозможно! Получается,
что наши врачи лечат наугад, по старинке, ведь далеко не каждый пациент себе
позволит такую услугу, как Компьютерная Томография.
Возвращаясь к асциту, который мы уже практически преодолели, необходимо подчеркнуть некие странности ведения лечения – например, если проблема с почками, - а при  анализах мочи было видно, что с мочевиной не всё в порядке, - то назначение диуретиков нецелесообразно, а нефротоксичный фуросемид был явно диуретиком. К тому же, сами симптомы тоже вызывали сомнения, которые наталкивали на иные причины асцита. В самом начале, по всем признакам разрастания асцита, я считал, что виновны в этом исключительно лимфоузлы, которые могли зажать портальную либо нижнюю полую вены. Спустя месяцы, после рекомендаций из Москвы осуществить компьютерную томографию, в описании мы прочитали: «Брюшной отдел аорты и нижняя полая вена слабо дифференцируются – возможно, из-за увеличенных парааортальных лимфоузлов». Как-то слово «возможно» не вписывается в заключение профессионального врача, но дело даже не в том: как сердечные препараты или мочегонные, выводящие напрочь кальций и другие элементы, могли помочь уменьшить лимфоузлы?
Хочется обратить внимание, что борьба со следствием болезни, а не причиной –
это стандарт Приднестровского лечения любой болезни, поэтому, например, «сердечники» сидят на таблетках до конца дней своих, ведь наполняются «водой» моментально, если прекращают их пить. У нас диуретики – панацея от всего, хотя все знают, что постоянное их применение приводит к последствиям, которые постепенно становятся необратимыми: люди слабеют, перестают иметь возможность себя обслуживать. Постепенно асцит становится непоправимым, а нужно было лишь разобраться в его причине, назначив обследование и оплатив лечение. Именно так происходит и в случае с моей матерью: вместо оптимальной дозы противоопухолевого лекарства, врачи назначили диуретик.
Я хотел бы разобраться также с тем, почему мы должны покупать те лекарства, которые по закону должны быть бесплатными, ещё раз напомнив также вопрос, почему онкобольные должны платить за КТ, если эта процедура должна быть назначена неоднократно при лечении рака? Вообще, почему необходимо платить за то, что некачественно описано, где самые важные моменты (например, грыжа) вообще упущены и даже не упоминаются?
Описывая всё вышесказанное, мне хочется отметить, что Ваш отказ в материальной помощи лечения мамы должен быть пересмотрен: все ошибки налицо, но, тем не менее, результаты проведения химиотерапии привели к значительному улучшению самочувствия, к уменьшению лимфоузлов, селезёнки, печени, а также отмене многочисленных препаратов, которые оказались неэффективны. Более того, «мабтера» (ритуксимаб), отталкиваясь от международного протокола лечения, является обязательным препаратом при лечении фолликулярной лимфомы. Соответственно, мабтера просто необходима пациентам, борющимся с фолликулярной  лимфомой – в противном случае, практически всегда, исход летальный.
Список врачебных ошибок, которые наблюдаются мною постоянно, можно продолжать долго, причём они легко доказуемы, но ведь дело не только в них: Министерство Здравоохранение обязано Охранять Здоровье граждан республики, не ссылаясь на нехватку средств, оказывая любую поддержку больным людям и показывая, что они кому-то нужны. К тому же, к проблеме нужно подходить здраво, ведь никакие амбиции или отговорки не оправдывают те проступки Министерства, которые заведомо осознанно отправляют пациента на преждевременную смерть.
К примеру, невозможно понять смысл слов «жизненно важные лекарства»,  если они заведомо вредят организму, приводя его в то состояние, которое заставляет врачей отказывать в лечении. Я считаю, что человек, проработавший долгие годы на предприятиях республики и выплачивающий все налоги, имеет право на лечение и на жизнь.
Используя пример лечения моей матери, можно смело признать, что по-настоящему «жизненно важными» стали именно «Мабтера» и «Рибомустин», развеявшие все прогнозы скорой смерти моей мамы со стороны врачей, которые в личном  разговоре сообщили нам, что «медицина бессильна, болезнь не реагирует на лекарства». Таким образом, переведя мою маму на поддерживающую терапию, приднестровские медики отказались дать какой-либо шанс человеку, приговорив его к смерти. В течение длительного времени не начиналось лечение новыми препаратами, что также является ошибкой врачей, которая могла стать непоправимой.
Несмотря на все ошибки, организм борется с болезнью, которая постепенно отступает, но никакой поддержки со стороны государства мы до сих пор не получаем, ведь сотрудники Министерства Здравоохранения, включая Вас лично, отказывают нам в помощи, ссылаясь на устаревшие данные, которые тоже могут стать оспариваемыми. Например, «самостоятельное» решение о консультации в Московском гематологическом институте оценивать как некое самовольство невозможно – именно наше решение привело к тому, что моя мать до сих пор жива и находится в удовлетворительном состоянии.
Вообще, необходимо помнить, что врач должен относиться к человеку, как это подобает всем моральным нормам современного общества, а не делить их на тех, «кто дал» или «не дал» определённую сумму. Почему-то сейчас врачам все должны, причём это известно Вам, но никаких изменений нет. Например, случай, при котором меня на инвалидной           коляске не пускал в свой кабинет заместитель Главного врача Республиканской Клинической Больницы не был решён никак: я не получил никаких извинений, а она, наверняка, не лишилась поста и даже не получила выговор.
Если наша медицина умеет только кричать на инвалидов и детей, то каким образом Приднестровье вообще может стать признанным государством? Почему врачи привыкли откровенно хамить пациентам и их родственникам? Считаю, что необходим тщательный отбор медицинского персонала, который будет доказывать свою квалификацию знаниями и процентами спасённых человеческих жизней, которые должны стремиться к 100%, а не к нулю. Необходимо понимать, что медицина должна иметь развитие, что опыт лечения моей матери должен стать отправной точкой к повышению результативности борьбы с раком в нашей республике, а для этого нужно, чтобы каждый занимал своё место в жизни. Я уверен, что есть настоящие специалисты и у нас, но работают они не по своей специальности, ведь вакансий врачей гематологов или онкологов откровенно мало – к тому же, практически все они заняты людьми, которые так и не понимают, что в их руках не просто шприц или таблетка, а жизнь человека, которого скоро может не стать. Не стать из-за одной ошибки!
Прошу Вас обратить внимание на моё обращение, принять меры по искоренению врачебных ошибок и сделать всё возможное для того, чтобы оплатить всё лечение моей матери Перинской Феодоры Ивановны, включая уже потраченные средства, которые мы можем подтвердить, предоставив все аптечные чеки.

Шемянский Валерий Николаевич

Как-то так...

Вчера умерла мамина тётя – жизнь наносит всё новые удары, в которые уже становится трудно поверить всем, включая тех, кто и так не верит в нашу историю. Это было предсказуемо, но понимать и принять – вещи разные, очень разные… Мама держится, верит и надеется, что у неё другая участь, что каждый из вас поможет ей победить рак, дав шанс на жизнь.
Завтра похороны, завтра новый стресс, новая потеря, которая будет уже чувствоваться иначе, более глубоко и сильно, но и это нужно преодолеть, выдержать и идти дальше – к победе, которая может быть только в том случае, если вы поможете. Нажмите на «поделиться», вступите в нашу группу, помогите закрыть наш сбор…
…Если же говорить о новых успехах, то можно сказать, что вчера мы получили по почте разрешение госадминистрации на размещение копилок в торговых точках Тирасполя – официальное, а не устное, спустя 2 недели. С этим разрешением пришло и письмо-отчёт, где указывается то, что все обращения мэрии к спонсорам остались без положительного  ответа. В общем, всё привычно – нам везде отвечают «Нет!»…
Вся надежда на ВАС!!!
http://www.odnoklassniki.ru/spasitemamuotraka/topic/62475620005224
http://vk.com/topic-67469708_30020432
https://www.facebook.com/groups/spasite/permalink/770283756339701/
Спасибо за ЖИЗНЬ!
Мы уже ходим по лезвию сабли, что плавно изгибается вниз: острая нехватка денег может остановить лечение мамы в любой момент, а это значит, что она просто не выживет, что собранные 4000 долларов ушли в никуда, как и те деньги, которые мы взяли в долг, что мы всё делаем зря. Вчера мы так и не купили лекарства – нужную сумму нам дали в долг, но уже было поздно, аптеки не круглосуточные.
Да, мы имели 30000 рублей РФ на руках, которые тоже взяты в долг, мы собрали за время последних расходов немного больше 1000 долларов благодаря добрым людям, но оставшиеся 400 условных единиц нам не позволили забрать заказ вовремя, а терять доверие аптек, которые нам необходимы, нельзя. Долго извиняясь перед работниками аптек и уговаривая их отсрочить наши заказы до понедельника, мы всё же с ними договорились: лекарства нас ждут, по крайней мере, хочется в это верить, хочется надеяться…
Тем временем, мне часто пишут люди, чьи родственники тоже больны раком, но помочь им уже нельзя. Просто достигнута та грань, пересекая которую тонкая линия возврата отрезается острым лезвием той самой сабли, на которой неумело балансируем и мы. Эти люди искренно надеются, что мы победим, что мы докажем всем правильность нашего пути, что протопчем узкую тропинку в джунглях, где правят страх, боль и… смерть. И эта тропинка, вырубленная страданиями и желанием жить, будет вести других к свету, дарующему не напрасную надежду на жизнь.
Этот пост содержит заключение томографии и чек, о котором скажу сразу: для тех, кто не из ПМР узнать цену в долларах, можно разделив общую сумму на 11,15 – получается так: 675,55*3/11,15=181,76 у.д.е. Эта сумма была уплачена с тех самых денег, которые поступали на наши счета, но нет у нас скидок на КТ, поэтому пенсионерам и инвалидам приходится искать деньги «неважно где», чтобы вылечиться, чтобы просто жить.
Закончились друзья, способные давать в долг, замкнулся круг тех людей, которые неоднократно отправляют нам средства на лечение, которые тоже верят и хотят, чтобы мама выжила. Спасибо всем огромное, но нас мало – не вы мало дали, а просто нас мало. Нам всем нужна помощь, чтобы просто закрыть сбор – небольшой сбор в 20.000 долларов США, способный породить ещё одно чудо, победив рак. Пусть будет так, пусть наша тропинка жизни даст надежду матерям и их детям на то, что они не потеряют друг друга, что они останутся рядом.
Прошу огромное количество перепостов и классов – одно движение мышкой спасёт маме жизнь!

Смерть никого не красит и не может не задеть сердце дочери: 8 июня 2014 года мама похоронила своего отца – наш дедушка всегда желал своей дочери добра и, как и мы, мечтал увидеть её здоровой. Он долго ждал её приезда, но она была не в состоянии выдержать дорогу и все это понимали. Ещё 9 мая мы решили, что после 4 курса уже можно будет решиться на поездку в отчий дом, но осталось совсем немного – и не успели…

Это «не успели» - вечная проблема судеб, которые уже никогда не изменятся: время не повернётся вспять, долгожданной встречи уже не будет, маме теперь оставалось только попрощаться, хотя смотреть, как опускают гроб в могилу, она просто не смогла. Однако, в свои 90 лет дедушка умер счастливым человеком: он построил дом, посадил множество деревьев, выкопал колодец, которым до сих пор пользуется вся улица в деревне, и родил детей, которые его пережили.

Сидя у его тела и глядя, как рыдает мама, я в очередной раз убедился, что у родителей нет возраста: ему было 90, но она так и осталась дочерью, страдающей, что так и не смогла ещё раз увидеть его живым, увидеть его взгляд, его эмоции, услышать его голос – не по телефону, а рядом, сидя, как раньше, на скамейке, у калитки и перебирая в разговоре совершенно разные, не запоминающиеся темы. Пустяк, но важность этих пустяков мы понимаем очень поздно.

Это «поздно» - то слово, которое не даёт покоя никому и никогда – именно поэтому я не хочу опоздать, именно поэтому все должны жить и бороться за каждый миг «под ЭТИМ солнцем», именно «под ЭТИМ…». Не только моя мама имеет право на жизнь, но она и не должна быть выброшена из списка тех, кому небеса дали шанс. Бог не помогает сам, но вы, именно вы сейчас читаете всё это не зря: он послал вас, чтобы вы дали маме шанс выжить, дали шанс маме победить рак, дали шанс насладиться лучами «ЭТОГО солнца», запахом «ЭТИХ трав», дыханием «ЭТОЙ жизни»!

Каждый ваш рубль – очередной месяц жизни мамы, каждый ваш лайк – очередной звено добра в цепи светлой стороны нашего мира, каждый ваш статус о нашей беде – это победа над безразличием, победа над безысходностью.

Министр отмажет

Маму должны лечить бесплатно – так думают многие, обвиняя нас в шарлатанстве и утверждая, что мы просто зарабатываем на болезни. Откровенно говоря, меня изрядно достали те, кто даже не в состоянии изучить группу
( http://www.odnoklassniki.ru/spasitemamuotraka , http://vk.com/club67469708 , https://www.facebook.com/groups/spasite/ ) перед тем, как сыпать свои необдуманные догадки Шерлока Холмса, «произведённого» в Тайвани. Если бы всё было просто и легко, я б сейчас наслаждался написанием новой песни и изучал сегодняшний рынок шоу-бизнеса, дабы через несколько месяцев продать созданную композицию, но вынужден опять писать доклады о пройденном пути в лечении мамы: не моё это, но выхода нет.
Мы живём не в России, хотя и там проблем с лечением рака достаточно, но у нас – в Приднестровье – нет медицины, поэтому и проблематичным лечение назвать сложно: нет лечения – нет проблем. Да, РФ нам тычет аппараты, строит корпуса, но система здравоохранения не меняется – так выгодно: чиновники имеют деньги на дорогущие машины, которые закупаются за счёт народа, но не имеют средств на лечение какого-нибудь гражданина. МинЗдрав ПМР отказался признать ошибки лечения и теперь: тщательно замётывает следы, прикрываются доктора Министерством, а они – наши Врачи  - спешат в каждой новой выписке написать то, что упустили ранее, но в следующем документе, видимо по растерянности своей, забывают писать одно, приплюсовывают другое и опираются на обследования, которые были осуществлены то позже, то раньше. В общем, неважно для них ничего, они даже про рестадирование не в курсе.
Не в курсе были они и о том, что нужна томография – не одна, а с особенной периодичностью проделываемая: нельзя лечить полтора года без обследований, но дело даже не в этом. Почти 200 долларов обошлась нам КТ – никаких скидок нет вообще. Нет скидок и онкобольным – Министерству надо окупать якобы приобретённые аппараты, наживаясь на тех, кто просто не в состоянии оплатить процедуру, но остро в ней нуждается. Впрочем, не понравилось мне и описание снимков: за такие деньги не выявить конкретную величину лимфоузлов и описывать ситуацию с сомнением, употребляя слово «возможно» - кощунство. Зато похвастались тем, что нам записали диск – правда, он даже без коробочки или хотя бы кулёчка.
Я писал Министру Здравоохранения много, но никаких изменения в лечении мамы нет – Татьяна Сергеевна Скрыпник «в домике» и никакой «дождик» ей не страшен, а тем временем маме вкалывали калий и назначали ненужные препараты, относились пофигистически, жалуясь ей на нас: нельзя таким тоном говорить с доктором. Убивать людей и доказывать своё величие можно, а отвечать нельзя. Можно и обманывать, специально вписывая в выписки то, что «нужно вписать». Например, в заключении московского врача написано, что нет причин снижать дозу бендамутина – теперь они появились в выписке, но какие-то расплывчатые, неубедительные. Пишем всё, что хотим – бояться ведь некого, Министр отмажет. Министерство и само отмазалось от мамы: мол, лекарства не жизненно важные, да и лечение бесполезное – нафига мы платить будем?????!!!
Моя мама больна раком – это не шоу, хотя больше похоже на него, ведь за последние несколько месяцев мы раскрылись перед всеми донельзя. Этот «душевный стриптиз» начался, когда закончились все личные средства, когда долги начали превращаться в нечто нереальное, ведь наша «бесплатная» медицина обходилась нам очень дорого. Этот «душевный стриптиз» начался тогда, когда врачебная ошибка должна была стоить жизни, но ответственность за неправильные действия ограничивалась словами «извините, мы ошиблись» и опущенным вниз взглядом, трактующим извинения несколько иначе, а именно: «извините, но вы скоро умрёте…».
Нет, никому не хочется просить деньги, терпеть постоянные унижения, оскорбления и попирания, но каждый сбор средств на лечение предполагает именно это, ведь многие – те, кто не состоялся как человек, – пытаются постоянно гадить кому-то в душу, причём чем глубже, тем лучше: так, чтобы растоптать надежду напрочь, чтобы обессилить слабого и почувствовать себя «кем-то». Поверьте, наше шоу нам не нужно – я изрядно устал пытаться «зацепить», мне хочется лишь одного: чтобы мама в свои 62  года победила рак, чтобы её опыт в очередной раз доказал, что жизнь сильнее смерти, что жизнь и добро ходят вместе, что у человека в её возрасте есть шанс и право – право на вдох, право на солнечный луч, право просто быть здесь, в этом мире, на этой земле.
Нам нужно всего 20.000 долларов, из которых мы до сих пор не собрали даже 4000 – это три месяца сборов: писем, прошений, поисков спонсоров и… постоянных отказов. Мама попала в категорию ненужных людей: она не ребёнок, ей уже не нужно рожать детей, она не работает и не платит налоги – её не жалко. Ведь так?
Между тем, у каждого из вас есть или была мама, которая является самым близким человеком – человеком, способным принять, простить, поддержать, помочь... Неужели кто-то не захочет продлить своей матери жизнь, неужели так тяжело помочь тем, кто ПОМОГАЕТ, ведь это не сложно: нажми «поделиться», откажись один день от пива или жвачки и спаси жизнь.  
 

...

Беда подкрепится бедою,
Добро не ждёт, увы, добра:
Так мало здесь, сейчас, с тобою,
Так много здесь, но без тебя,
Как будто все в мирах отдельных,
Но собираются, когда
Твоё уносят тихо тело –
Навечно, в бездну, в никуда…
Смакуя в жалости лишь горечь,
Что так сладка, эмоций плен
Всех растревожит, всех устроит,
И ложь слова, что мир не тлен…
Все пожалеют: не успели;
А кто-то скажет «не смогли» -
В себе сокрыв, что не хотели:
Не опоздали – не пришли!
Всем всё понятно, но так легче –
Все шансы подарить судьбе
И превратить свою беспечность
В небес ошибки, что к мольбе
Так непричастны и бездушны,
Но повторится всё, увы:
Всё больше в мире равнодушных,
Всё меньше к ближнему любви…!
_____________________________________

Мама уже дома, при этом самочувствие можно назвать очень хорошим. Правда, она жить хочет – надеюсь, ангелов-хранителей, спасающих ей жизнь, станет ещё больше. Спасибо всем, кто с нами! Вы – единственный шанс для мамы… Здесь, сейчас… Вступайте в группу, зовите друзей, помогайте материально и информационно, присоединяйтесь к нам, ведь наша победа даст шанс другим матерям. СПАСИБО!

Мамины глаза...

Мы будем жить – это доказывает время, которое теперь требует лишь спешить и действовать правильно, для чего необходимо просто продолжать лечение. На сегодняшний день затраты на лекарства, включая будущий третий курс, который должен начаться уже сегодня, составили почти 7300 долларов, из которых собрано 3245 условных денежных единиц. Остальное – долги, которые нам без вашей помощи явно отдать не получится.
Между тем, очень радует состояние мамы – она не принимает поддерживающих таблеток между курсами химиотерапий, без которых раньше, во времена прежнего лечения, просто не могла. Встречая же её на вокзале, мы увидели нормального, бодрого человека, в глазах которого искрит жизнь. Снова возвращаются мечты и созревают планы на будущее, которого могло и не быть, если бы ни поддержка людей, помогающих нам материально и морально.
Приходят в норму все органы, которые не получают кучи медикаментов, при этом в Москве снова выявили ошибки наших врачей, касающиеся применения калия. Об этом я писал ещё в первые дни данного межкурсового периода, но теперь подтвердилось: остановка сердца действительно могла произойти, но почему же наши врачи идут даже против той информации, которая доступна каждому в Интернете? Мне кажется, профессионализм врача в том, что он на зубок знает все стандартные механизмы лечения.
Впрочем, речь сейчас не о том: московские врачи настоятельно советуют отказаться от многих препаратов, а не верить тем, чьи знания доказали свою эффективность, - нет причин. 3-й курс, но мама ляжет без подготовки: сегодняшние анализы вызвали приятное удивление, которое необходимо поддержать, позволить надежде раскрыться полностью. Мы обязаны дойти до финиша лечения и победить рак, мы обязаны доказать всем, что и в 60 жизнь продолжается, что никто из больных онкозаболеваниями не должен опускать руки и ждать смерти!
Нет, нам не помогут соки и чаи, нам не помогут «бабки-гадалки» и их карты, которые что-то кому-то покажут. Давно известно и то, что сода – это лишь обман самовнушения, но не все могут так себя настраивать. У кого получилось – им повезло, но пора понять, что рак является серьёзным оружием смерти, с которым могут справиться лишь человеческий интеллект, правильность выбора лечения и вера в себя, подкреплённая несгибаемым желанием жить.
Сегодня день третьего курса «химии» - день, который станет ещё одним шагом к победе над недугом. Организм мамы уверенно восстанавливается, она действительно уже может пройти несколько сотен метров без остановки, исчез и асцит, который давал нехорошие прогнозы: многие врачи просто боятся его, называя данный признак «началом конца». У нас же действительно «начало конца», но не жизни, а болезни…
Жмите на «поделиться», вступайте в группы и приглашайте друзей – Ваши 5 долларов станут мостом над бездной, на другой стороне которого расцветает жизнь, которая так сверкала в глазах мамы на перроне.

Profile

1
poet_pesennik
poet_pesennik

Latest Month

July 2014
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Gilbert Rizo